ПРОЦЕССЫ
<Обратно
Процесс главных немецких военных преступников в Нюрнберге
Утреннее заседание 14 января
НЮРНБЕРГ, 14 января. (ТАСС). Начало, утреннего заседания трибунала 14 января было посвящена окончанию допроса свидетеля Франца Блаха.

Отвечая на вопрос защитника СС и СД Бабеля, свидетель Блаха отвечает, что в 1941 г. в Дахау содержалось от 8 до 9 тыс. заключенных, в 1943 г. число заключенных колебалось между 15 и 20 тыс., а в начале 1945 года их было уже 70–80 тыс.

Адвокат спрашивает, где находились военные заводы, на которых работали заключенные из лагеря Дахау. Свидетель отвечает, что ранее эти заводы находились за пределами лагеря. Когда же начались налеты союзной авиации, некоторые военные заводы были переведены на территорию лагеря.

На вопрос защитника СС и СД о численности охраны в Дахау свидетель Блаха ответил, что там постоянно находились большие эсэсовские гарнизоны и комендатура. На вопрос, дурно ли обращалась стража с заключенными, Блаха ответил утвердительно. Тогда защитник Бабель, стремясь скомпрометировать показания свидетеля, заметил, что свидетель, будучи весьма занят работой, не имел возможности видеть этого.

— Я очень часто вскрывал трупы заключенных, доставленных мне прямо с их рабочего места и в рабочие часы, — ответил Блаха, — и я не мог не видеть, что заключенные часто избивались досмерти. Нередко у них были проломлены черепа или разбит позвоночник; у них обнаруживались внутреннее кровоизлияние или пулевые ранения.

На этом допрос свидетеля Блаха заканчивается.

Затем представитель американского обвинения Додд просит трибунал приобщить к делу приговоры, вынесенные американским военным судом по делу немецких военных преступников из лагеря Дахау в декабре 1945 г. После удовлетворения его просьбы обвинитель Додд делает следующее сообщение:

«14 декабря прошлого года трибуналу были представлены в качестве доказательства преступлений нацистских заговорщиков экспонаты из человеческой кожи и человеческая голова. Тогда защитник Кальтенбруннера заявил, что доказательства, которые были представлены, не соответствовали действительности и что те зверства, о которых шла речь, не имели места в Дахау, где комендантом был Кох. Тем не менее, — говорит далее Додд, — в тот же день защитник подсудимого Бормана в своем обращении к трибуналу говорил, что германские власти знали о поведении коменданта Коха и протестовали против него. В связи с этими заявлениями мы произвели расследование и нашли, что комендант Кох был под судом не за то, что он снимал человеческую кожу, а за то, что он присвоил деньги, а также за убийства в личных интересах и по обвинению в общей испорченности. Однако показания доктора Блаха, который видел татуированную человеческую кожу и голову в канцелярии Коха, не оставляют сомнений в подлинности представленных нами по этому поводу доказательств»:.

После заявления Додда выступил представитель английского обвинения полковник Филимор, который представляет документы, касающиеся преступлений подсудимого Карла Дёница. Обвинитель напоминает трибуналу, что Карл Дёниц в 1935 году командовал подводной флотилией «Зеддиген», в 1943 г. был назначен гроссадмиралом и занял место подсудимого Редера в качестве главнокомандующего германским военно-морским флотом, оставаясь в то же время командующим подводным флотом.

1 мая 1945 г. Дёниц занял место Гитлера в качестве главы Германии. Полковник Филимор напоминает также, что усердие подсудимого Дёница в строительстве германского флота и в подготовке его к фашистскому разбою было высоко оценено гитлеровскими заговорщиками. Обвинитель приводит отрывок из официального сообщения в «Дас архив», который подтверждает, что в течение многих лет Дёниц готовил германский флот к войне.

В дневнике германского морского флота за 1944 г. подчеркивается, что Дёниц был «вождем и вдохновителем» всех тех сил и всех людей, из которых состоял германский военно-морской флот во время подготовки и проведения войны.

Обвинитель указывает, что, будучи участником гитлеровского заговора, Дёниц всеми силами внедрял в германский флот гитлеровские методы ведения войны. В качестве доказательства Филимор приводит выдержки из речи Дёница из совещании командующих флотами, произнесенной им в декабре 1943 г. в Веймаре. В этой речи Дёниц в категорической форме заявил, что он является приверженцем «идеологического воспитания» своих подчиненных.

Полковник Филимор разъясняет, что термин «идеологическое воспитание» в устах Дёница означал воспитание бесчеловечности.

В доказательство обвинитель приводит приказы Дёница о методах ведения морской, особенно подводной, войны.

— Война, которая велась на море под руководством подсудимого Дёница против нейтральных и союзных торговых судов. — говорит обвинитель, — представляла собой войну, которая сопровождалась все большей жестокостью. Она проводилась без соблюдения установленных правил ведения войны Е требований человечности.

Обвинитель цитирует отчет о нападении немецких подводных лодок на торговые суда в период между сентябрем 1939 г. и сентябрем 1940 г. В этом отчете говорится, что в течение первых Г2 месяцев войны немцы потопили 508 союзных судов водоизмещением в 2.081.062 тонны. Кроме того, было потоплено 253 судна водоизмещением в 869.213 тонн, принадлежавших нейтральным странам.

Большинство этих судов было потоплено во время их законных торговых рейсов. При их потоплении погибло 2.836 союзных торговых моряков. Обвинитель напоминает, что эти разбойничьи методы применялись гитлеровцами, несмотря на то, что Германия присоединилась к договорам, по которым надводные или подводные корабли не имеют права топить или причинять повреждения торговым судам, пока: них не будут сняты пассажиры, команда и документы и не будет обеспечена безопасность команде и пассажирам. Вопреки этим договорам, продолжает обвинитель, немцы с самого начала войны не принимали в расчет международного права.

В ноябре 1939 года немецкие подводные лодки начали топить нейтральные суда, как правило, без предупреждения. Так, например, 19 ноября того же года в Северном море без какого-либо предупреждения был потоплен норвежский танкер. Капитан судна и 4 члена команды были убиты. Оставшиеся в живых в течение длительного времени находились в открытом море на лодках. Обвинитель заявляет, что немцы произвели 112 подобных незаконных нападений на союзные торговые суда, при чем 79 судов были торпедированы без предупреждения При этом немцы не обращали никакого внимания на безопасность команд.

Обвинитель представляет документ, из которого следует, что 30 января 1941 г. Гитлер объявил о необходимости торпедировать каждое судно, с охраной или без охраны, которое попадется навстречу немецким торпедоносцам. Как выполняли германские подводные лодки под командованием Дёница это преступное указание Гитлера, обвинитель иллюстрирует документом, в котором описывается потопление немцами парохода «Сити оф Бенарес». Это потопление было совершено 17 сентября 1940 г. На судне находилось большое число женщин и детей. Судно было потоплено без предупреждения, причем погибло 258 человек, в том числе 77 детей.

Далее обвинитель указывает, что приказы, которые подсудимый Дёниц и его сообщники отдавали своим подчиненным, были направлены на нарушение международного права. Обвинитель называет трибуналу серию приказов, в которых говорится, что подводные лодки не только не должны оказывать помощи командам судов, которые они уничтожают, но должны уничтожать эти команды. В частности, он цитирует выдержку из приказа № 154, подписанного Дёницем. В этом приказе говорится: «Не подбирайте спасшихся и не берите их с собой. Не заботьтесь о спасательных лодках торговых судов. Условия погоды и расстояние до берега не играют никакой роли. Заботьтесь только о своем собственном корабле и боритесь только за то, чтобы достичь следующего успеха так скоро, как это возможно. Ничто другое не имеет значения. Мы должны быть жестокими в этой войне».

В 1942 году, продолжает обвинитель, когда США вступили в войну, гитлеровцы решили шире применять методы борьбы с флотом союзников, указанные в приведенном приказе Дёница. Обвинитель приводит документ, из которого следует, что об этих бесчеловечных методах борьбы знали не только Гитлер и Дёниц, но и подсудимый Риббентроп. Обвинитель цитирует протокол беседы между Гитлером и японским послом в Берлине Осима, состоявшейся в присутствии Риббентропа в январе 1942 года. В протоколе говорится: «Фюрер с помощью карты объясняет японскому послу настоящее состояние войны в Атлантике, подчеркивая, что наиболее важной задачей он считает сильно развернувшуюся войну подводных лодок. Однако фюрер указал, что, сколько бы судов ни строили Соединенные Штаты, одной из самых больших проблем будет недостаток команд для этих судов. По этой причине даже торговые суда должны топиться без предупреждения с намерением истребить как можно больше членов команд, что вызывает трудности в наборе новых команд. Подготовка членов экипажа требует очень большого времени. Фюрер говорит, что наши отношения не должны руководствоваться человеческими чувствами. По этой причине он должен отдать приказ, что в случае столкновения с иностранными моряками их не следует брать в плен, а наоборот, после того, как судно торпедировано, подводные лодки должны всплывать на поверхность и расстреливать спасающихся людей. Посол Осима искренно согласился с высказыванием фюрера и заявил, что японцы также должны применять подобные методы».

Обвинитель цитирует совершенно секретный приказ, посланный всем командирам подводных лодок из штаба Дёница 17 сентября 1942 года. В приказе сказано: «Не следует предпринимать никаких попыток для спасения членов команд потопленных судов. Спасение команд противоречит основным элементарным требованиям ведения войны, т. е. уничтожению вражеских судов с их командами». Приказ заканчивается призывом к жестокости. В одном из следующих приказов Дёница, на который ссылается обвинитель, говорится о желательности уничтожения спасательных судов, следующих с каждым караваном.

Полковник Филимор оглашает документ, из которого следует, что в период с 1939 по 1945 г. немецкие подводные лодки потопили 2.775 британских, союзных и нейтральных судов общим водоизмещением в 14.572.435 тонн.

Затем он просит трибунал допросить двух свидетелей. С разрешения трибунала в зал заседания вводят свидетеля, бывшего лейтенанта германского военно-морского флота Петера Хайзиг. Обвинитель предлагает ему рассказать о выступлении подсудимого Дёница перед дивизионом, в котором обучался свидетель. Излагая перед трибуналом содержание того, что было сказано адмиралом Дёницем в речи осенью 1942 года, Хайзиг сообщил:

— Гроссадмирал Дёниц, говоря о морской войне, сделал заключение, что у американцев возникнут трудности с формированием команд. Чтобы усилить эти затруднения, гроссадмирал Дёниц дал понять, что потерпевших кораблекрушение американских и союзных моряков следует уничтожать.

Допрос свидетеля был прерван в связи с желанием председателя трибунала лорда Лоуренса сделать до перерыва некоторые объявления. Прежде всего Лоуренс сообщил о том, что вечером 14 января открытого заседания не будет и трибунал объявляет перерыв до утра 15 января. Кроме того, Лоуренс сообщил, что трибунал желал бы получить от обвинения ответ на ряд вопросов правового порядка, связанных с определением понятия преступной организации.

На этом утреннее заседание трибунала 14 января заканчивается.

// «Известия » № 13 (8929) от 14 1 1946 г.
^