ПРОЦЕССЫ
Русский
English
Français
Deutsch
Синхрон
<Обратно
Процесс главных немецких военных преступников в Нюрнберге
Утреннее заседание 7 января
НЮРНБЕРГ, 7 января. (ТАСС). Утреннее заседание трибунала 7 января открывается выступлением представителя американского обвинения полковника Тейлора. Окончив на предыдущем заседании представление документов, доказывающих виновность верховного командования германских вооруженных сил и генерального штаба по первому разделу обвинительного заключения, обвинитель переходит к той части обвинительного заключения, в которой верховное командование германских сооруженных сил и генеральный штаб обвиняются в том, что они несут главную ответственность за совершение военных преступлений и преступлений против человечности при осуществлении общего плана или заговора.

Члены верховного командования германских вооруженных сил (ОКВ) и генерального штаба, включая пятерых, находящихся на скамье подсудимых, говорит обвинитель, руководили совершением преступлении в своей официальной деятельности. Я не намерен, продолжает обвинитель, представлять все доказательства совершения военных преступлений германскими вооруженными силами.

Мы докажем, говорит Тейлор, что члены названных организаций хорошо были осведомлены о том, что они совершали, и содействовали совершению военных преступлений. Мы докажем, что многие из преступлений, совершенных СС и СД, осуществлялись при прямом участим и поддержке со стороны ОКВ и генерального штаба. В подтверждение виновности преступных организаций — ОКВ и генерального штаба, а также 5 подсудимых — Геринга, Кейтеля, Йодля, Редера и Дёница — обвинитель прежде всего цитирует приказ Гитлера от 18 октября 1942 г. об уничтожении союзных парашютных частей и частей десантных операций. Этот приказ, говорит обвинитель, является одним из документов, которые подтверждают обвинение.

Параграф 3-й этого приказа гласит: «Поэтому я приказываю, начиная с настоящего времени, так называемые «командос» в Европе пли Африке, захваченные германскими войсками, даже если они с внешней стороны выглядят, как солдаты, и одеты в форму, вооружены или безоружны, захвачены во время битвы или во время бегства, — умерщвлять до последнего человека. Нет никакой разницы, высажены ли они с кораблей или с самолетов для выполнения своей задачи или сбрасываются на парашютах. Эти лица даже тогда, когда они, будучи обнаружены, собираются сдаться в плен, в основном не должны получать пощады. В каждом случае следует посылать подробный отчет в ОКВ для издания этого отчета в докладах и информационных донесениях вооруженных сил».

В параграфе 4-м приказа Гитлера говорится: «Если члены этих «командос» попадутся иными путями в руки других властей, например, через посредство полнили на оккупированных территориях, их следует немедленно передавать службе безопасности СД. Строго запрещается помещать их под военную охрану в лагери для военнопленных, даже если это предполагается на короткое время».

В параграфе 6-м указывается: «Я возлагаю ответственность согласно военному времени на всех, кто не будет выполнять Приказ, — на командиров и офицеров, которые будут небрежно выполнять задачу по инструктированию войск в соответствии с приказом вооруженным силам. Подписано: Адольф Гитлер».

Этот приказ был издан в 12 экземплярах, и списки о рассылке приказа, говорит обвинитель, имелись в трех высших командованиях вооруженных сил: командование армии, военно-морского флота и военно-воздушных сил. В этот же день, продолжает обвинитель, Гитлер издал дополнительный приказ с целью разъяснения причин, по которым был издан основной приказ.

Прежде чем огласить текст этого второго приказа, обвинитель цитирует сопроводительное письмо начальника оперативного штаба ОКВ Йодля, из которого видно, какое значение придавалось этому приказу. В письме говорится: «В дополнение к приказу относительно истребления диверсионных и террористических групп прилагается дополнительный приказ фюрера. Этот приказ предназначен только для командующих и но» при каких обстоятельствах не должен попасть в руки противника. Дальнейшее распределение и рассылка должны ограничиваться в соответствии с назначением. Те, которым адресован этот приказ, несут ответственность за возвращение и уничтожение всех копий приказа и копни, которые были сделаны в последующее время. Начальник оперативного штаба ОКВ Йодль».

Процитировав второй проказ Гитлера, обвинитель приводит в качестве изобличающего документа против Редера препроводительное письмо командования германского военно-морского флота. Этот документ был издан 28 октября 1942 года, т. е. через 10 дней после издания приказа Гитлера. Редер в качестве главнокомандующего военно-морским флотом и начальник военно-морского штаба в Берлине, говорят обвинитель, разослали копии основного приказа Гитлера от 18 октября 1942 г. всем подчиненным им военно-морским командующим вместе с сопроводительным письмом, в котором они писали: «При сем прилагается приказ фюрера относительно истребления террористов и диверсионных частей. Этот приказ не должен рассылаться в письменном виде начальникам флотилий, начальникам отделений или офицерам этого ранга. После того, как об этом приказе будет в устной форме сообщено этим инстанциям, приказ следует передать в вышестоящие инстанции, которые несут ответственность за изъятие этого приказа и его уничтожение».

Далее обвинитель приводит документальные доказательства того, как высшими офицерами германской армии и отдельными частями проводился в жизнь приказ Гитлера об истреблении парашютистов и состава десантных частей. В ночь с 19 на 20 ноября 1942 года, говорит обвинитель, английский планер потерпел аварию близ Эгерсукна (Норвегия). На планере находилась английская команда из 17 человек. Все «иены команды были одеты в английскую военную форму. Трое из них были убиты во время аварии. 14 оставшихся в живых были казнены вечером 20 ноября согласно приказу Гитлера.

В подтверждение подобных преступлений обвинитель цитирует выдержки из донесения в ОКВ от 21 ноября 1942 года, в котором описываются случаи уничтожения парашютистов. «Представляется дополнительный отчет, — указывается в донесении, — относительно посадки английского планера в Хегере в ночь на 20 ноября. Со стороны германской обороны был открыт огонь. Самолет, Который вел планер на буксире, потерпел аварию я врезался в землю. 7 человек команды самолета погибли. Следующий на буксире планер также потерпел аварию, из 17 человек экипажа осталось 4. Несомненно, эта команда предназначалась для совершения диверсионного акта. К ней был применен приказ фюрера».

Затем полковник Тейлор приводит еще 3 документа, из которых явствует, что в Норвегии командование германских вооруженных сил в точности осуществляло приказ Гитлера об убийстве захваченных парашютистов. Такие же документы обвинитель предъявляет в отношении обращения с союзными парашютистами и десантниками, захваченными в Италии. Среди этих документов характерны показания майора американской армии Фредерика Роше о казни 15 американских военнослужащих. В показании говорится: «Я, майор армии США, был защитником в военном трибунале, который судил Антона Достлера за его приказ о казни группы 15 американских военнослужащих. Антон Достлер — генерал, командовавший в то время 75-м армейским корпусом, действовал 24 марта 1914 г. или около этой даты близ Специи в Италии вопреки правилам и законам ведения войны. Достлер приказал расстрелять группу военнослужащих армии США, которая состояла из двух офицеров и 13 солдат, незадолго до этого захваченных воинской частью, находившейся под командованием генерала Достлера. Его приказ был приведен в исполнение 25 марта 1944 г. или около этой даты, в результате чего были умерщвлены 15 американских военнослужащих». Как указывается в показании, эти американские военнослужащие были захвачены после высадки с кораблей.

Высадка союзников в Нормандия, говорит Тейлор, во время которой применялись воздушные десанты в больших масштабах, поставила перед германским командованием вопрос о том, в какой степени здесь должен применяться приказ Гитлера. После полемики по этому поводу между офицерами штаба верховного командования последовал телеграфный приказ Кейтеля от 25 июня 1944 г., на котором имеются инициалы Йодля и Варлимонта. В этом приказе, озаглавленном «Обращение с командос», говорится: «Даже после высадки англо-американцев во Франции приказ фюрера относительно истребления террористов и диверсионных частей от 18 октября 1942 года остается полностью в силе». В июле 1944 года, продолжает обвинитель, перед германским высшим командованием встал вопрос относительно того, как следует применять приказ Гитлера от 18 октября 1942 года к членам иностранных миссий, в особенности английских, американских к советских военных миссий, которые сотрудничали с союзными войсками в Юго-Восточной Европе, в частности в Югославии. Обширный документ, подписанный Варлимонтом, излагает ту дискуссию, которая имела место по этому поводу в ОКВ. В результате, говорит обвинитель, оперативный штаб германских вооруженных сил рекомендовал, чтобы приказ Гитлера от 18 октября 1942 года был применен ко всем этим военным миссиям. Был издан приказ от 30 июля 1944 года. Тема этого приказа: «Меры по отношению к членам иностранных военных миссий, которые захватываются вместе с партизанами в районах на территории высшего командования Юго-Востока». В приказе говорится: «Члены иностранных военных миссий как англо-американских, так и советских, которые захватываются во время боевых операций против партизан, не должны подвергаться обращению, как это определяется в особых приказах в отношении обращения с захваченными партизанами. Поэтому с ними следует обращаться не как с военнопленными, а в соответствии с приказом фюрера об уничтожении террористических и диверсионных групп от 18 октября 1942 года. Начальник штаба верховного командования германских вооруженных сил Кейтель». Во исполнение этого приказа, добавляет обвинитель, 15 членов одной союзной военной миссии были казнены в январе 1945 года.

Полковник Тейлор переходит затем к военным преступлениям, которые были совершены гитлеровцами на востоке Европы. Он напоминает трибуналу, что на предыдущих стадиях судебного процесса были уже представлены обширные доказательства. Он оглашает секретный приказ Гитлера от 13 мая 1941 года о порядке подготовки к осуществлению «плана Барбаросса», т. е. плана нападения на Советский Союз. В этом приказе Гитлер дал указания своим войскам о методах расправы с советским населением. Безжалостная расправа на месте, указывается в приказе, — такова единственная мера, которую должны осуществлять немецкие офицеры и подчиненные им войска. Офицерам, начиная с командира батальона, предлагается безжалостно разрушать населенные пункты. Во второй половине этого приказа Гитлер провозглашает полную безнаказанность для немецких грабителей и убийц. Согласно приказу Гитлера преступления немецких бандитов и грабителей в военной форме против населения не должны были подвергаться преследованию. На этом приказе Гитлера имеется также подпись Кейтеля. Полковник фон Бонин, бывшим начальник штаба 17-й танковой дивизии в момент нападения на Советский Союз, в письменном показании подтвердил получение этого приказа Гитлера перед началом войны против СССР. Кейтель подписал и приказ от 16 сентября 1941 года о том, чтобы германские войска осуществляли ещё более жестокие меры расправы с населением оккупированных советских областей. Самые свирепые меры, говорится в приказе, должны быть применены немедленно при первых проявлениях волнений.

Таким образом, говорит обвинитель, не кто иной, как шеф верховного командования Кейтель, сидящий теперь, даже во время чтения этого приказа, с бесстрастным каменным лицом на скамье подсудимых, внушал немецким войскам мысль о жестоких расправах.

Генерал-фельдмаршал Рейхенау, командовавший 8-н армией, продолжает обвинитель, не уступал своему коллеге Кейтелю. В приказе от 10 октября 1941 года он предписал своим войскам вести войну, исходя из того, что «немецкий солдат на Востоке является носителем безжалостной национальной идеологии». Приказ Рейхенау настолько точно выражал намерения и методы германской военщины, что он был одобрен Гитлером и разослан Кейтелем всем остальным немецким главнокомандующим.

Полковник Тейлор подробно останавливается на тесной связи, которая существовала между гиммлеровскими оперативными группами «Эйнзатцгруппен» и военным командованием. Показания, данные несколько дней назад Олендорфом, возглавлявшем оперативную группу, развернули перед трибуналом страшную картину преступлений, которые совершались этими отрядами СС и СД. Олендорф также подтвердил, что его деятельность протекала в тесном контакте с военным командованием. Полковник Тейлор представил трибуналу письменные показания генералов и офицеров немецкой армии, которые неопровержимо устанавливают, что гиммлеровские орды палачей свирепствовали, получая помощь от армии и подчиняясь военному командованию. Некий капитан Шейдт был «историком». Он работал в исторической секции ОКВ под руководством генерал-майора Шерфа, которому Гитлер поручил составить историю войны. Шейдт удостоверяет, что оперативный штаб ОКВ располагал специальным офицером, которому были поручены операции против партизан.

И, вне всякого сомнения, свидетельствует Шейдт, факты расправы с заложниками и с целыми селениями и другие факты жестокости были прекрасно известны руководящим представителям оперативного штаба ОКВ и генерального штаба армии. Генерал Гейзенгер подтвердил, что Кейтель от имени ОКВ передавал командованию армии все приказы Гитлера и Гиммлера о способах ведения борьбы против партизан.

О том, каковы были эти способы, рассказал генерал Ретигер, который был начальникам штаба 4-й танковой армии. Во время операций против партизан, свидетельствует он, войска получили от высших инстанций приказы действовать самыми беспощадными методами. Эрнст Роде, быв. начальник штаба Гиммлера в чине генерал-майора полиции и войск СС, в своем показании заявил, что его задачей было обеспечивать поддержку армии специальным частям СД и СС. Он обсуждал с руководителями оперативных штабов ОКВ и армии все необходимые меры, при чем проведение этих мер в сфере военных действий находилось всегда в руках армии. Война против партизан была, с сущности, предлогом для систематического уничтожения славян и евреев. Что же касается отношения военного командования к этим мерам, то Роде заявляет: Главнокомандующие прекрасно знали о методах, которые применялись их войсками, и они одобряли эти методы и никогда не возражали против них.

Таким образом, устанавливает полковник Тейлор, военные преступления, совершенные в советских районах шайками СД и СС — так называемыми оперативными группами, — были совершены с полного ведома и согласия и при полной поддержке германского верховного командования и германских генералов.

Полковник Тейлор представил трибуналу документы о зверствах, осуществлявшихся германскими вооруженными силами на временно оккупированных советских территориях.

Политика жестокости, говорит полковник Тейлор, была официальной политикой, хладнокровно обдуманной нацистскими заговорщиками перед вторжением в Советский Союз.

В качестве доказательства обвинитель приводит приказ подсудимого Кейтеля от 13 мая 1941 г., в котором, между прочим, подчеркивается, что расправа с непокорным населением должна производиться без промедлении. Командованию войсковых подразделений категорически запрещалось содержать «подозрительных лиц» в заключении с тем, чтобы в дальнейшем предавать их суду. По приказу Кейтеля эту расправу должны были чинить командиры войсковых частей.

В этом же приказе Кейтель узаконивал полную безнаказанность любых преступлений германских военнослужащих. Во втором разделе приказа, озаглавленном «Действия по отношению к преступлениям, совершенным против жителей членами военно-вооруженных сил», говорилось: «1. Что касается преступлений, совершенных против гражданского населения членами вооруженных сил и другими относящимися к ним лицами, следствие не обязательно даже в том случае, если это действие является военным преступлением».

Через три месяца после вторжения в Советский Союз верховное командование германских вооруженных сил сочло недостаточными и эти драконовские мероприятия, предписывавшиеся приведенным выше приказом Кейтеля. 16 сентября 1941 года Кейтель издал новую инструкцию, относившуюся ко всем театрам войны и к Восточному фронту. Эта инструкция, которая была широко распространена в армии, была озаглавлена: «Коммунистическое влияние на оккупированных территориях». В инструкции говорилось: «Человеческая жизнь в оккупированных странах ничего не стоит, смертный приговор для 50 или 100 коммунистов должен рассматриваться, как совершенно применимый метод». Более того, офицерам немецких войск на оккупированных территориях предписывается не останавливаться «и перед более жестокими мерами».

Командующие армиями находили, однако, и эти меры недостаточными. 7 ноября 1941 г. фельдмаршал Рейхенау, главнокомандующий 8-й армией, действовавшей тогда на советско-германском фронте, издал директиву о «поведении войск на восточных территориях». В этой директиве предлагалось партизан, в том числе и женщин, в плен не брать, а местным жителям и военнопленным питание не предоставлять.

Представитель обвинения представляет трибуналу меморандум, датированный 21 октября 1942 г., из которого следует, что приказ Рейхенау получил одобрение Гитлера и с его разрешения циркулировал как приказ главнокомандующего германской армией.

— Таким образом, — резюмирует полковник Тейлор, — германские вооруженные силы присоединились к чудовищному поведению войск СС и СД. Полковник Тейлор говорил далее о тех методах, которыми осуществлялись приведенные выше директивы командования германских вооруженных сил. В частности, он представляет трибуналу директиву командира одной из оперативных групп, действовавших на оккупированных территориях, в которой предписывалось беспощадное убийство евреев, в том числе и детей, а также коммунистов и советских активистов, и полное сожжение деревень. Кроме того, в этой директиве членам группы предлагается не останавливаться ни перед чем, чтобы добыть рабочие руки для германской военной промышленности.

Рядом представленных далее документов полковник Тейлор доказывает, что так называемые «эйнзатцгруппы» на советских территориях действовали совместно и под команд званием германских вооруженных сил и что командующие знали о преступных действиях «эйнзацгрупп» совместно с вооруженными силами и поддерживали их.

Представлением этих доказательств закончилось утреннее заседание трибунала.

// «Известия » № 7 (8923) от 7 января 1946 г.