ПРОЦЕССЫ
Русский
English
Français
Deutsch
Синхрон
<Обратно
Процесс главных немецких военных преступников в Нюрнберге
Вечернее заседание 4 января
НЮРНБЕРГ, 4 января. (ТАСС). На вечернем заседании трибунала представитель; американского обвинения полковник Тейлор продолжал предъявлять документальные доказательства виновности верховного командования германских вооруженных сил и генерального штаба в развязывании и ведении «противозаконных войн, а также в военных преступлениях против человечности.

Закончив на утреннем заседании описание структуры верховного командования германских вооруженных сил и генерального штаба, Тейлор переходит к предъявлению конкретных обвинений преступной группе лиц, возглавлявших командование и тесно сотрудничавших с ним. 5 человек из этой группы, говорит обвинитель, сидят на скамье подсудимых.

Первый из них — подсудимый Геринг. Он был главнокомандующим военно-воздушными силами с того самого времени, когда эти военно-воздушные силы были официально созданы, до периода за месяц до окончания войны, когда он был заменен. Геринг обвиняется по всем разделам обвинительного заключения.

Подсудимый Кейтель был начальником штаба командования вооруженных сил, которые были созданы в 1938 году. Он продолжал занимать этот пост в течение всего периода, о котором идет речь. Он имел звание фельдмаршала, был членом совета министров и членом совета империи. Кейтель обвиняется в преступлениях по всем разделам обвинительного заключения.

Подсудимый Йодль был подполковником, когда нацисты пришли к власти, а в конце концов получил чин генерал-полковника. Он стал начальником оперативного штаба вооруженных сил и продолжал занимать этот пост в течение всей войны. Он также обвиняется по всем разделам обвинительного заключения.

Подсудимый Редер занимал пост главнокомандующего германским флотом еще в 1928 году. Он получил звание гросс-адмирала, но в 1943 году был заменен Дёницем. Дёниц, говорит Тейлор, занимал сравнительно небольшой пост, когда нацисты пришли к власти. В первые годы он специализировался в области ведения подводной войны, а когда началась война, он стал командующим подводным флотом. Дёниц все время повышался в германском флоте и стал преемником Редера в 1943 году. Когда германские вооруженные силы были разгромлены, Дёниц заменил Гитлера в качестве главы германского правительства.

Четверо из этих пяти подсудимых, продолжает обвинитель, являются достаточно типичными для всей группы. Следует исключить лишь подсудимого Геринга, который в основном является нацистским политиканом и занимался военной деятельностью в результате его карьеры в период войны 1914–1918 годов. Четверо остальных всю жизнь занимались военным делом. Они сотрудничали и присоединились к нацистам, но в самом начале еще не были членами нацистской партии. Эти четверо фактически ничем не отличаются от всех других членов этой преступной военной группы.

Охарактеризовав подсудимых, обвинитель переходит к оценке преступной деятельности верховного командования германских вооруженных сил и генерального штаба по первому и второму разделам обвинительного заключения, то есть по обвинению в заговоре,» планированию и ведению агрессивных и противозаконных войн.

Многие из документов, говорит обвинитель, уже показали, что эти подсудимые, будучи членами верховного командования германских вооруженных сил и генерального штаба, добровольно совершали преступления, упомянутые в разделах первом и втором обвинительного заключения. Прежде всего нужно отметить, говорит обвинитель, что в целом вся группа этих подсудимых согласилась с нацистской целью увеличения территории Германии путём применения силы или угрозы силой и что они преднамеренно и активно включились в осуществление этих преступных целей. Они заранее знали о планах нацистских заговорщиков по ведению агрессивных войн Они составляли военные планы и руководили развязыванием и ведением войны. Агрессивная война, напоминает обвинитель, не может быть подготовлена и вестись без интенсивной деятельности со стороны всех родов войск и особенно со стороны высокопоставленных офицеров, которые контролируют действия этих войск.

Поскольку германская подготовка к агрессивной войне и ведение ее являются уже доказанным историческим фактом, то из этого следует, что группа верховного командования германских вооружённых сил и генеральный штаб участвовали в этом и, следовательно, виновны в преступлениях. Те документы, продолжает обвинитель, которые уже были оглашены перед трибуналом, в достаточной мере отражают цели и намерения преступной группы верховного командования германских вооруженных сил и германского генерального штаба в течение периода, предшествовавшего оккупации Австрии. За это время произошло следующее: 1) Секретное вооружение, включая обучение военных кадров, производство военных материалов и строительство военно-воздушных сил. 2) Десятого марта 1935 года Герингом было сделано заявление о том, что Германия строила и создавала военно-воздушные силы. 3) Был принят закон от 16 марта 1935 года об обязательном военном обучении, по которому численность германских войск в мирное время определялась в 500 тысяч человек. 4) Седьмого марта 1936 года была оккупирована Рейнская область и ремилитаризован этот район. Эти факты не требуют доказательств. Они являются общеизвестными историческими фактами. Из этого очевидно, что нацисты не могли достичь своих целей без сотрудничества со стороны вооружённых сил.

Перед трибуналом, говорит обвинитель, уже были оглашены многочисленные документы, иллюстрирующие эти события. Были оглашены документы относительно секретного расширения германского флота в нарушение договорных ограничений. Были оглашены секретный закон об обороне империи, план фон Бломберга от 2 мая 1935 года относительно оккупации Рейнской области и приказы, согласно которым была произведена оккупация этой области. Все эти акции, конечно, требовали самого тесного сотрудничества между военными руководителями и нацистами. Далее обвинитель цитирует записи адмирала Карлса, сделанные в сентябре 1938 года. Эти записи раскрывают истинные цели и устремления высших руководителей германского флота в области агрессии. Для того, говорится в записях, чтобы согласно решению Гитлера Германия заняла положение мировой державы, ей нужны не только колониальные владения, но и обеспеченные морские коммуникация и доступ к океану. Оба эти требования могут быть удовлетворены только в противовес англо-французским интересам и должны ограничить позиции Англии и Франции в качестве мировых держав. Маловероятно, чтобы эти цели могли быть достигнуты мирным путем. Поэтому, говорится далее в записях, решение превратить Германию в мировую державу требует соответствующей подготовки к войне. Война против Англии одновременно означает войну против Франции, против России и против значительного количества заморских стран — фактически против половины или одной грета всего мира. Эта война может иметь определённый успех в том случае, если будет подготовлена с экономической, политической и военной точек зрения и если она будет вестись с целью захвата для Германии доступа к океану. Отделы военно-воздушных сил, говорит обвинитель, в это же время также разрабатывали агрессивные планы увеличения территории Германии. Это доказывается тем, что руководители военно-воздушных сил, планируя расширение баз военно-воздушных сил до 1950 года, предусматривали, например, размещение их в Вене, Будапеште и Варшаве.

Обвинитель обращает внимание трибунала на полную гармонию агрессивных целей гитлеровцев и руководителей германских вооруженных сил. В доказательство обвинитель приводит показания бывшего фельдмаршала, имперского военного министра и главнокомандующего вооруженными силами Бломберга. Незадолго до того, как я был отстранен от поста главнокомандующего вооруженным» силами, в январе 1938 года, говорится в показаниях Бломберга, Гитлер попросил, чтобы я рекомендовал преемника. Я предложил Геринга, который имел высокий ранг офицера. Но Гитлер не решился на это. Я был заменен в качестве главнокомандующего не каким-либо офицером, а самим Гитлером, который лично взял на себя функции главнокомандующего. Кейтеля я рекомендовал в качестве начальника штаба. Кейтель не был противником Гитлера и поэтому подходил для того, чтобы установить согласие между Гитлером и вооруженными силами, чего я сам хотел и чему способствовал в качестве министра и главнокомандующего Как я знаю, Кейтель не выступал против каких-либо мер Гитлера.

Далее обвинитель цитирует показания генерала Бласковица, бывшего командующего армией во время войны с Польшей и Францией. Эти показания также характеризуют тесную связь гитлеровцев с военными руководителями и преднамеренность агрессии. В период с середины нюня 1939 года по 1 сентября того же года, говорится в показаниях Бласковица, сотрудники моего штаба, которые осуществляли подготовку, участвовали в различных совещаниях, происходивших между верховным командованием армии и армейских групп. На этих совещаниях обсуждались вопросы тактического, стратегического и общего характера. Я имел к этому отношение в качестве командующего 8-й армии во время предполагаемой польской кампании. В ходе польской кампании, в операции под Кутно, я постоянно имел связь с главнокомандующим армией.

Из этих двух документов, говорит обвинитель, явствует, что военные руководители знали, подготовляли, участвовали и выполняли все планы агрессивной войны. Из этих документов и показаний видно, что нацисты и генералы были в полном согласии относительно основной цели увеличения территории Германии силой или угрозой силы, сотрудничали в деле увеличения вооруженной мощи Германии для осуществления последующих актов агрессии.

После этого обвинитель Тейлор переходит к рассмотрению отдельных организованных актов агрессии и отмечает активную роль в них группы верховного командования германских вооруженных сил и генерального штаба. Так как многие из документов, изобличающих преступников, уже были оглашены перед трибуналом, обвинитель только ссылается на них. Обвинитель доказывает полную преднамеренность вторжения германских войск в Австрию и захвата ее территории. Он доказывает также участие военных руководителей во всех стадиях проведения этого плана.

Напоминая об уже оглашенных американским обвинителем документах, касающихся агрессин против Чехословакии, Тейлор подчеркивает участие Кейтеля, Йодля и других членов генерального штаба и верховного командование вооруженных сил в осуществлении агрессин против Чехословакии.

Далее обвинитель предлагает рассмотреть так называемую «большую папку» Шмундта и дневник Йодля, из которых ясно видно, что гитлеровские планы агрессии составлялись вместе с генералами и что военные руководители знали об агрессивных намерениях гитлеровцев, имели сведения о политических и дипломатических событиях и участвовали в различных дипломатических совещаниях. Главные военные руководители, говорит обвинитель, всегда поддерживали Гитлера и присоединялись к его мнению. Касаясь плана захвата Чехословакии, обвинитель говорит, что хотя захват был осуществлен путем дипломатической войны, но подсудимый Кейтель участвовал в этом, демонстрируя готовность германских вооруженных — сил совершить агрессию.

Переходя к вопросу о захвате Польши и роли в этом акте агрессии верховного командования германских вооруженных сил и генерального штаба, обвинитель ссылается на документы, распространенные в апреле 1939 года, в которых содержался приказ о подготовке плана войны протез Польши. Этот приказ был размножен в пяти копиях и разослан, в частности, Браухичу, Редеру и Герингу. Гитлер указывал в этом приказе, что план должен быть готов к осуществлению 1 сентября 1939 года и что нужно придерживаться этой даты. Обвинитель цитирует заметки Шмундта, сделанные им на совещании в кабинете Гитлера 23 мая 1939 года. В заметках говорится: «Гитлер заявил: «Не может быть даже речи о том, чтобы оставить в стороне Польшу, и перед нами останется только одно решение — напасть на Польшу при первой удобной и благоприятной возможности». Обвинитель обращает внимание трибунала на то, что на этом совещании, помимо Гитлера и ого немногих военных адъютантов и помощников, присутствовали Геринг, Редер, Кейтель и другие генералы. Далее обвинитель цитирует отдельные документы и приказы генералов Браухича и Бласковица, относящиеся к июню 1939 года. Эта генералы на основе имевшихся у них указаний давали директивы своим подчиненным о подготовке военного вторжения в Польшу и уничтожении ее армии.

Затем, говорит обвинитель, наступили мрачные 1939, 1940 и 1941 годы войны, во время которых германскими вооруженными силами была захвачена территория Франции, осуществлены захватнические войны против Голландии, Югославии, Греции и других стран, а также вторжение в Советский Союз. Мы можем быть уверенными, продолжает обвинитель, в одном, а именно, что нацисты и военные руководители в течение этого военного периода думали не о том, что они нарушают нейтралитет и договоры, а только о войне, о захватнической войне, о войне с целью порабощения Европы. Они игнорировали препятствия, которые создавали договоры.

Обвинитель ссылается далее на документы, уже представленные трибуналу английским обвинением, из которых явствует, что военно-морской штаб обсуждал проекты нападения на Норвегию, что подсудимые Кейтель и Йодль были активными участниками этого, что Редер поддерживал контакт с Розенбергом, обсуждая возможность использования Квислинга. 27 января 1940 года, говорит обвинитель, Кейтель издал приказ, в котором указывал, что Гитлер поручил ему принять на себя руководство подготовкой операции протея Норвегии. 1 марта 1940 года Гитлер издал директиву об общем плане вторжения в Голландию и Данию. На этой директиве имеется виза начальника морского оперативного штаба. Таким образом, говорит обвинитель, делается ясным, что план вторжения в Норвегию, Данию и Голландию не ограничивался лишь планами гитлеровской партии.

Касаясь нападения Германии на Советский Союз, обвинитель заявляет, что документы по этому поводу уже были представлены представителями американского обвинения, В частности, уже был оглашен план Барбаросса, который в достаточной степени изобличает германских военных руководителей в планировании войны против Советского Союза.

В заключение полковник Тейлор говорит: Я не думаю, что будет трудно признать виновными подсудимых, которые являлись членами преступных военных организаций. Доказательства свидетельствуют о том, что эти подсудимые, как руководители и члены этой организации, полностью знали о результатах агрессивных и беззаконных планов ведения войны. Больше того, они проводили их в полном сознании того, что эти войны были агрессивными и велись в нарушение договоров. Подсудимые Геринг, Кейтель, Йодль виновны в активном ведении агрессивных войн. То же самое можно сказать и о подсудимом Редере. Его индивидуальная ответственность за агрессивное и безжалостное нападение на Норвегию и Данию является для нас полностью доказанной. Подсудимый Дёниц также был повинен в совершении преступлений как индивидуально, так и в преступной группе. Он знал о военной авантюре и осуществлял ее. Другие многочисленные члены генерального штаба и верховного командования германских вооруженных сил также лично знали о планировании беззаконной агрессивной войны и стремились выполнять и осуществлять беззаконные планы. Германские военные руководители, говорит обвинитель, хотели расширить Германию до грандиозных размеров и в этих целях прибегли к войне. Германские военные руководители находятся здесь перед судом трибунала, потому что они вместе с другими руководителями Германии привели ее к агрессивной войне и, таким образом, совершили те преступления, которые предусмотрены обвинительным заключением.

На этом вечернее заседание трибунала заканчивается и объявляется перерыв до 7 января.

// «Известия » № 6 (8922) от 4 января 1946 г.