ПРОЦЕССЫ
<Обратно
Судебный процесс по делу о немецко-фашистских зверствах в Орловской, Брянской и Бобруйской областях
Вечернее заседание 28 декабря. Речь государственного обвинителя гвардии подполковника юстиции И. М. Максимова
Вечернее заседание начинается прениями сторон. Слово предоставляется государственному обвинителю, прокурору округа гвардии подполковнику юстиции тов. Максимову.

Речь государственного обвинителя гвардии подполковника юстиции И. М. Максимова

В начале своей речи государственный обвинитель воспроизводит картину чудовищных злодеяний немецко-фашистских захватчиков, совершенных ими над мирными гражданами нашей родины и советскими военнопленными. — Злодеяния, совершенные немецкими захватчиками на временно оккупированных ими территориях, — говорит государственный обвинитель, — настолько чудовищны и бесчеловечны, что перед ними блекнут все ужасы и пытки средневековья. Свои чудовищные злодеяния немецкие военные преступники, — говорит тов. Максимов, — пытаются оправдать тем, что они выполняли приказы своего правительства и вышестоящего военного командования, что к этому их обязывала воинская дисциплина, их воинский долг. Но разве воинский долг и воинская дисциплина обязывают убивать детей, бросать в огонь, поджигать и взрывать здания вместе с находящимися в них мирными жителями, убивать больных и раненых военнопленных, уничтожать женщин, стариков и детей в газовых камерах и душегубках, закапывать живых людей в ямах и рвах? Касаясь злодеяний, совершенных немецко-фашистскими преступниками на территории Орловской, Брянской и Бобруйской областей, государственный обвинитель напомнил, что гитлеровские бандиты здесь замучили, повесили и расстреляли около 130 тысяч мирных советских граждан, замучили голодом и убили более 96 тысяч военнопленных, угнали в немецкое рабство свыше 217 тысяч советских граждан, разграбили и разрушили Орел, Брянск, Бобруйск и многие другие населенные пункты. — Подсудимые по настоящему делу — генералы бывшей германской армии Бернгард и Гаманн, являющиеся старшими войсковыми начальниками немецкой армии на территории Орловской, Брянской и Бобруйской областей в период оккупации, руководили установлением в этих областях гитлеровского так называемого «нового порядка», т. е. режима зверского убийства, насилия и ограбления советского населения, — говорят государственный обвинитель. — По указаниям и под руководством подсудимых Бернга.рд и Гаманн немецкие военнослужащие истязали и истребляли мирных советских граждан и военнопленных, угоняли советских людей в немецкое рабство, уничтожали и разграбляли богатства, созданные великим трудом нашего народа. Государственный обвинитель указывает, что, как установлено следствием, немецкие карательные органы и войсковые части, входившие в состав тылового округа, которым командовал генерал Бернгард, совершали массовые истребления ни в чем не невинных мирных советских граждан, в том число стариков, женщин, детей. Как признал сам Бернгард, он лично неоднократно выезжал в районы Брянской области, в частности, в Почепский, Трубчевский, Жуковский и Брасовский районы для непосредственного инструктирования подчиненных ему карательных органов и войсковых частей, а на территории Бобруйской области в районе Парами — Глусск — Марьина Горка — Стары дороги — Свислом лично провел две крупных карательных операции. Следствием установлено, что в тех районах Брянской области, куда выезжал для инструктирования Бернгард, с особой жестокостью проводились кровавые расправы над советскими людьми, сожжение и уничтожение населенных пунктов. Бернгард организовал в Брянской и Бобруйской областях массовое разрушение городов, сел и деревень, вывоз в Германию оборудования заводов и фабрик, продовольствия и других ценностей. Подсудимый Гаманн, будучи комендантом города Орла и командующим Орловским административным округом, а затем военным комендантом Брянска, Бобруйска и Бобруйского укрепленного района, руководил деятельностью подчиненных ему немецко-фашистских частей, местных комендатур, карательных органов и органов местного управления. Все эти органы, действуя по приказу Гаманна, насильственно внедряли на оккупированных территориях зверский режим, направленный на порабощение и истребление советского народа. Но приказам и распоряжениям Гаманна советские люди под угрозой расстрела вынуждены были работать на немецко-фашистскую армию. Уклоняющиеся от принудительных работ заключались в тюрьмы и лагери, где расстреливались или гибли от голода и истязаний. По приказу Гаманна, как установлено следствием, у жителей Бобруйска насильственно отбирали детей и отправляли в «Марьину Горку», где у них выкачивали кровь для лечения немецких солдат и офицеров. Сам подсудимый Гаманн фактически признал массовый угон мирного советского населения в немецкое рабство. Там, где Гаманн был комендантом, разрушение и уничтожение городов и населенных пунктов проводилось но разработанным и утвержденным им планам. Обращаясь к суду, государственный обвинитель в заключение говорит: — С исчерпывающей полнотой вы рассмотрели все доказательства, изобличающие подсудимых Бернгарда, Гаманна, Штайна и Лемлера, совершивших на нашей земле чудовищные злодеяния. Виновность всех подсудимых доказана полностью. Ответственность за подобные злодеяния предусмотрена статьей 1-й Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. Чудовищные злодеяния, совершенные подсудимыми Бернгардом, Гаманном, Штайном, Лемлером, лишают их права жить среди людей. Им место только на виселице! После окончания речи государственного обвинителя председательствующий предоставляет слово адвокату Н. Н. Миловидову, защищающему по назначению от суда подсудимого Бернгард. Анализируя конкретную вину подсудимого Бернгарда, адвокат Н. Н. Миловидов находит некоторые смягчающие его персональную ответственность обстоятельства и просит Трибунал при вынесении приговора учесть эти обстоятельства. Адвокат Б. Н, Долгополов, перечисляя злодеяния немецко-фашистских захватчиков, говорит об истоках и причинах этих чудовищных преступлений, считая, что они являются результатом политики немецкого фашизма, мечтавшего превратить нашу Родину в огромную латифундию, где бы рабы-славяне работали на немецких господ. Анализируя конкретную вину своего подзащитного Гаманна, защитник просит это обстоятельство принять во внимание при вынесении приговора. Защищающий подсудимых Штайна и Лемлера адвокат Я. П. Коваленко говорит о вредном влиянии гитлеровского режима на немецкую молодежь, просит суд о снисхождении к его подзащитным. Выступлением защитников вечернее заседание заканчивается.
// «Известия » № от 29 декабря 1945 г.
^