ПРОЦЕССЫ
<Обратно
Судебный процесс по делу о немецко-фашистских зверствах в Орловской, Брянской и Бобруйской областях
Утреннее заседание 27 декабря
БРЯНСК, 27 декабря. (ТАСС). На утреннем заседании продолжался допрос свидетелей, которые в своих показаниях приводят все новые и новые факты чудовищных злодеяний гитлеровских оккупантов — военнослужащих немецких частей, действовавших по приказам подсудимых Бернгарда и Гаманна.

Свидетель В. И. Скворцов — житель деревни Еловики Бобруйской области — показывает, что в 1941 году оккупанты осуществляли в области массовые расстрелы советских граждан. В одном из пригородов Бобруйска, в районе так называемого урочища Лысых Гор, немцы почти ежедневно расстреливали большие группы мирных жителей. Нередки были случаи, когда они приказывали зарывать людей еще живыми. Одного заживо погребенного свидетелю пришлось видеть лично, когда тот выбирался из ямы тяжело раненым. С приближением в августе 1943 года наступающих частей Красной Армии немцы, стараясь скрыть следы своих злодеяний, начали вырывать из могил трупы расстрелянных советских граждан и сжигать их. Сжигание трупов продолжалось в течение месяца.

Свидетель В. М. Сахаров приводит факты массовых расстрелов гражданского населения в районе Брянского аэродрома, продолжавшихся в течение нескольких месяцев. Перед отступлением из Брянска гитлеровцы угнали почти всё трудоспособное население, в том числе жену и сына свидетеля, в Германию на фашистскую каторгу. Перед бегством из Брянска немцы взорвали промышленные и культурные предприятия, жилые здания.

Свидетельница И. С. Сахарова показала суду, что, как только немцы заняли Брянск, военной комендатурой был издан приказ, которым все мужчины от 14 до 60 лет обязывались к явке на биржу труда для регистрации. Биржа отправляла людей в лагери, а оттуда на работы, главным образом оборонительного характера — рытье окопов, траншей и ремонт дорог. Советские люди подвергались в лагерях избиениям, пыткам, на них натравливали собак.

Свидетельница жительница города Орла В. С. Толкачева заявляет суду, что она видела в Орле подсудимого Гаманн и читала его приказ о явке населения на биржу труда для регистрации. Явившиеся отправлялись на тяжелые оборонительные работы или угонялись в рабство — в Германию.

Далее даёт показания свидетель А. М. Устименко:

— 14 января 1944 года в нашу деревню Алла Паричского района Бобруйской области прибыли немецкая воинская часть и жандармерия, которые окружили деревню, подожгли се, а население группами сгоняли во дворы горевших домов. По выбегавшим из огня советским гражданам немцы стреляли из автоматов и бросали гранаты. Таким образом в нашей деревне немецко-фашистскими захватчиками расстреляно и сожжено заживо 1.558 человек. В числе погибших — моя жена, двое детей и родные.

Свидетели — бывшие немецкие военнослужащие — Фукс, Ветке, Пфайфер и Кроль показывают суду о том, как немецкие оккупационные войска, подчиненные подсудимому Бернгарду, наводили «порядок и спокойствие», часть, где служил Ветке, сожгла дотла 15 деревень л расставляла сотни мирных советских людей. В районе станции Почеп батальоном, где служил свидетель Фукс, было захвачено 50 мирных жителей, которые были направлены в штаб Бернгарда, а затем бесследно исчезли.

О чудовищных злодеяниях гитлеровцев рассказывают суду малолетние свидетели — 13-летние Иван Фомичев и Мария Гаридова.

Осенью 1942 года в районе Навля гитлеровцами было расстреляно из автоматов до 50 мирных жителей — женщин, стариков и детей. Лишь случайно удалось спастись взрослому и трем малолетним, в том числе и свидетелям. Свидетель Ваня Фомичев спасся тем, что его мать, упав, сраженная автоматной очередью, прикрыла его своим телом.

Председательствующий (обращаясь к подсудимому Бернгарду):

— Вы показывали, что действовали в связи с немецким военным уставом. Такие операции, о которых показывали свидетели Фомичев и Гаридова, предусматривались военными уставами германской армии?

Бернгард: Нет.

Председатель: Значит, такие операции являлись выражением политики немецкого фашизма, преследующей истребление советского народа?

Бернгард: Так точно.

Свидетели Беднягин и Чернов, сражавшиеся против немецких оккупантов в составе партизанских отрядов, показывают суду, что гитлеровцы расстреливали советских людей без суда и следствия, беспощадно расправлялись с женщинами и стариками, родственники которых были отнесены к числу «неблагонадежных».

Свидетель И. А. Антошин в своих показаниях воспроизвел картину повешения немцами в поселке Тросна Жуковского района восьми ни в чем не повинных учителей.

Свидетельница Голенкова М. Б. рассказала о расстреле немецкими жандармами около 300 жителей поселка Воронов Лог Брассовского района.

Свидетель Н. А. Марченко — старый орловский врач и свидетельница жительница Орла Е. П. Селихова-Демиденко показали, что чудовищный террор в Орле осуществлялся под руководством немецкой военной комендатуры, которую возглавлял подсудимый Гаманн.

Показаниями свидетельницы Селиховой-Демиденко утреннее заседание заканчивается.

// «Известия » № 304 (8914) от 27 декабря 1945 г.
^